Привет! Сегодня Суббота, 17.11.2018, 04:53
Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас, Гость · RSS
Меню сайта
Календарь

Праздники Казахстана

1 Января - Новый год

ЦИТАТЫ ВЕЛИКИХ
Цитаты великих
Последнее фото
Вход
 Окончание
Но не успел Илиостер толком оглядеть окрестности, как Юнол доложил ему, что на самом деле воины попросту... притворяются.



- Я заговорил с несколькими из них, сир, - начал он, - И узнал, что здесь им настолько все нравится, что они не против расслабляться еще пару дней. К тому же многие не торопятся в логово зла, полагая, что не вернутся оттуда.

Лидер усмехнулся:

- Ну а сам-то ты?

- Готов действовать! – был ответ, - Город слаб, и он не выдержит другой атаки.

- Хорошо. Скажи капитану, что я срочно хочу с ним совещаться.

Хотя капитан и был человеком крайне неразговорчивым, Илиостер очень ценил его общество. Сегодняшнее совещание нужно было, собственно, лишь для того, чтобы придумать ободряющую речь для воинов. Как и много раз прежде, рыцарь говорил, а капитан слушал, изредка кивая головой. Этот безмолвный знак давал понять, если речь лидера безупречна, наполнена так необходимой воинам силой и энергией и действительно воодушевит их на подвиги.

Наутро они вышли к солдатам. И снова, опираясь для большей уверенности на плечо невысокого капитана, паладин потряс сердца воинов и стены башни громкой и красивой речью, и звон оружия вторил ему.

- Сир, солдаты готовы к бою! – радостно воскликнул лучник Юнол.

- Отлично. Так скоро? – удивился Илиостер.

- Я рассказал им все легенды, которые слышал о вас, и это подействовало.

Рыцарь расхохотался.

- Ты славно постарался. Пойди теперь хорошенько подкрепись – у нас впереди целый день бойни.

Когда юноша ушел, рыцарь сказал капитану:

- Сложно будет. Ох, сложно, – и, понизив голос, сказал, - Мальчишка пойдет впереди отряда, я ему обещал. Я прикрою его справа, ну а ты – слева. Хорошо прикрывай его, друг, а про меня на этот раз забудь.

Капитан нахмурился, но молча кивнул. Он был дисциплинированным воином.

- Не хочу говорить этого воинам, - промолвил рыцарь, - Но лучше не думать о том, что будет, если мы не справимся до захода солнца.

- Враги не продержатся, - сказал капитан, - Стены форта слабы, они сдержат стрелы, но не молот моего вождя, - он всегда обращался к Илиостеру от третьего лица, называя его не иначе как своим вождем.

- Тогда начнем, - распорядился паладин.

Решено было отправить всех вниз, поручив построение войска капитану. Войско должно было строиться у подножия башни, тогда как лидер мог наблюдать построение с высоты. Необходимо было максимально эффективно распорядиться полусотней лучников, только что поступивших на постоянную службу в отряд.

Вот и сейчас капитан, сверху казавшийся крохотной точкой, расхаживал вокруг войска и поправлял построение. Илиостеру оставалось давать знаки – показывать одну руку, если все его устраивало, и две руки – если требовалось перестроить фалангу. Воины отчетливо виднелись на светлом песке.

Внезапно лидер замер. На какой-то миг солдаты построили на песке нечто похожее на цифру «19». В тот миг Илиостеру ясно привиделось недавнее прошлое, когда он взял почти всех своих людей в поход, а в лагере оставил сына со знахаркой, торговца и девятнадцать воинов. Это были в основном ветераны. Хотя они неспособны пройти столько, сколько пройдут молодые, сильные бойцы, в бою они страшны врагу. Да, в лагере остались седовласые ветераны, несколько легко раненых людей и один хромой. Лагерь защищен надежно, и теперь можно не беспокоиться об этом и сосредоточить все свое внимание на построении войска.

Выбор был остановлен на построении в форме некоего наконечника стрелы, где стержнем служили лучники, а с обоих флангов их защищали крылья, составленные из бойцов. Лидер одобрил позицию и начал спешно спускаться вниз, не обращая никакого внимания на учтиво кивавших ему браннингтонцев.

Когда в глазах начало рябить от бесконечных ступенек, какой-то неприятный внутренний голос начал напевать столь же неприятную песенку. Голос был наполнен неким мстительным упоением:

Девятнадцать храбрецов –

Девятнадцать мертвецов!

Каждый новенький мертвец

Приближает их конец!

Не разбирая дороги, Илиостер понесся вниз, пока не выбежал из ворот башни.

- Выступаем! – гневно выкрикнул он, - Пора покончить с этим пакостным колдунишкой, - и сам с нечеловеческой скоростью двинулся вперед.

Воины, обмениваясь непонимающими взглядами, поспешили следом. Так они пробежали добрую половину пути, порядочно утомившись и рассыпав строй.

Им не нужно рыть могил –

Каждый мертвый вновь ожил!

Стихнет их последний стон –

Нынче каждый обречен.

Добрая половина пути была преодолена. Воины остались далеко позади, но рыцарь не замедлил шаг, стремясь все вперед и вперед. Лесная прохлада не принесла Илиостеру желанной чистоты разума – лишь сильнее зазвучала в голове гадкая песня:

Рыцарь, все совсем не так!

Старый некромант – пустяк,

Если дорог вам ваш сын –

Лагерь ждет вас, паладин.

- Кто ты?! – взвыл Илиостер не своим голосом.

Он уже нащупывал в кармане заветный пузырек с волшебной жидкостью, а глаза рыскали между деревьев в поисках хоть какой-нибудь лужицы.

Я – прилежный ученик,

Как-то головой поник

И заснул среди травы…

И теперь иду на вы!

- Ах ты, мальчишка… - прошептал паладин, и оглянулся. Его люди сильно отставали. – Хороший ты был ученик. И все-то схватывал на лету. Я даже помню твое имя... Дай мне время! – вдруг страшно вскричал он, - Дай мне еще немного времени!

Их осталось только два,

Устоят они едва.

Но, хотя устал я ждать,

Будет жалко отказать.

И снова он бросился вперед, к заранее намеченной цели, к кишащей мертвецами сторожевой башне. Форпост Норт-Браннингтон должен быть взят… Скорее! Впереди, за деревьями, уже замаячила в нескольких местах пробитая стена.

Грозный рык известил врагов об их неминуемой участи. Растревоженные и весьма недовольные мертвецы вяло поднялись на ноги и поперли на рыцаря со всех дыр. Будь то толпа врагов или гнилая потрескавшаяся стена, паладин опрокидывал все на своем пути. Он должен был расчистить путь своему запоздавшему отряду, чтобы как можно быстрее покинуть поле боя. Куски каменных плит ударили по плечам, а на спину посыпались удары палицы. Живые мертвецы падали на него с башни, и он не мог отвлекаться на них, отбиваясь от стискивающего его со всех сторон потока мертвых тел.

Наконец, когда сзади уже послышался слаженный военный клич храбрых бойцов, Илиостер пробился к самой башне. Трещины и пробоины так обильно покрывали ее, что было удивительно, как вся эта двадцатиметровая конструкция еще держится.

А она и не держалась. Огромная глыба отделилась от башни и устремилась вниз, прямо в гущу битвы. Еще мгновение – и паладин погребен под грудой камней, а с ним и несколько десятков мертвецов.

Верный молот спас его и в этот раз. В последний момент, выставив его над головой, рыцарь расколол каменную глыбу на несколько кусков, и теперь оказался стиснутым этими камнями со всех сторон. Что он увидел в следующий момент – так это то, что из открывшейся прорехи в башне на него сверху посыпались грозди живых трупов. Башня была битком ими набита.

- Поджигай!! – прорезал воздух юношеский голос.

Лидер, придавленный неугомонными трупами, не мог видеть, как туча горящих стрел хлынула в открывшуюся прореху в башне, и как среди вспыхнувших зомби, маленький и худой человек, пронзенный несколькими непомерно большими для него стрелами, с каменным лицом пошатнулся и упал с башни. Мертвецы в один голос горестно взвыли, и это было последнее, что они могли еще сделать сообща. Сразу после смерти своего лидера они начали беспорядочно прорываться к тяжеловооруженным воинам, опрокидывая и давя друг друга. Немногие бывшие здесь скелеты-лучники побросали свое оружие и прыгнули с башни в общую свалку.

Бойцы быстро оттеснили кучу зомби, которая придавила их лидера, и капитан подал ему руку. Как только это было сделано, рыцарь в измятых доспехах поднялся на ноги и, слегка пошатнувшись, двинулся куда-то сквозь ряды своих людей.

- Мальчишку… Прикрой! – выдохнул он, когда капитан последовал было за ним.

Тот вернулся к бою, и рыцарь двинулся дальше. В руке он сжимал заветный пузырек. Подойдя к первому же колодцу, он вылил туда все содержимое сосуда и перевалился через борт. Капитан был уже рядом, хотя и не успел схватить своего вождя за ноги. Тогда, перекрестившись, он прыгнул следом.




Ему суждено было стать моим лучшим учителем. Он остался уверен, что спас меня от моих же слуг. Как трогательна эта святая простота! Рыцарь обучил меня практически всему, что знал сам, и когда я понял, что больше мне нечему у него учиться, я инсценировал свою смерть и принялся практиковать свои знания.

После нескольких поединков с некромантами, закончившимися их уничтожением, все прочие последователи этой прекрасной профессии признали меня своим единоличным повелителем. Я с наслаждением освоил все Я заранее знал, что мой план полностью воплотится в жизнь. Он был безупречен от начала и до конца. Я учел абсолютно все, включая и приказ об осаде города Браннингтон, отданный одному из моих подчиненных-некромантов лично мной. Ни одна деталь не ускользнула от моего всевидящего взора.

Еще будучи мальчиком, я смог призывать демонов себе в слуги. Как же заслуживают жалости те двое, что считали меня своими родителями! Нет ничего забавнее, чем глядеть в бесконечно разочарованные, преданные глаза двух человеческих существ за секунду до того, как мои демонические слуги попробуют их кровь на вкус. Мои верные слуги, они с самого начала готовы были пойти за мной, даже если послать их на верную гибель.

Как я ценю их в те моменты, когда они идут ради меня на гибель. Хотя бы в тот раз, когда я бежал к благородному рыцарю, мастеру оружия и магии, которому особенности некромантии. Одночасно в мое распоряжение, помимо десятков оборотней и сотен демонов, поступили сотни тысяч воскрешенных мертвецов. Их руками был построен город Некрополис, но возведение своей темной цитадели я доверил не им.

Живые. Тысячи до безумия запуганных, затравленных, измученных болью и страхом людей. Каждый камешек в моей цитадели несет память об их мучениях и всепоглощающем, великом страхе. Мне нравится жить в чужом страхе. Он так приятно, нежно, животрепещуще пульсирует вокруг меня, навевая самые очаровательно-мрачные мысли. Именно в такой обстановке я лучше всего чувствую, как вокруг плещутся разрушительные энергии, такие приятные, темные и густые, как кровь. Здесь моя сила постоянно множится.

Все же требовалось закончить одно дело. Мой бывший наставник должен был погибнуть от моей руки, как единственный человек, представляющий для меня угрозу. Итак, я отдал приказ одному из своих подчиненных-некромантов организовать осаду на город Браннингтон, и такого натиска горожане не выдержали. Им пришлось вызвать на подмогу Илиостера, и с ним большую часть его войска. Тем временем я неторопливо, с наслаждением изводил остатки войск в лагере лично. Я знаю сотни способов лишать жизни, а в лагере оставалось лишь два десятка воинов, да шлюх в борделе и прочих чуть больше. Так что самую большую сложность составил выбор наиболее изощренных способов разделаться с этими жалкими людьми. Мои верные слуги оцепили лагерь и следили лишь за тем, чтобы никто не сбежал – но, стоит признать, эти жертвы вели себя отважно. Нельзя сказать, что они погибли сражаясь, это даже отдаленно не напоминало сражение, скорее казнь. Под конец, в ответ на мои скверные стихи, с благородной точностью пожаловал сам Илиостер. Пожалуй, эти стишки были самой слабой частью моего плана, но свою роль сыграли и они.

Тогда я бросил на него всех своих демонов, мертвецов и оборотней разом. Я знал, что противник меня не разочарует, я знал, что делаю. Тяжелый заговоренный молот сверкал вокруг рыцаря подобно светлячку, что мечется внутри фонаря. Валы моих слуг откатывались назад и вновь напирали на рыцаря, в то время как под его ногами рос холм изувеченных тел. Наконец, когда в победе рыцаря не оставалось сомнений, я приказал оставшимся слугам расступиться. Одновременно я заметил жалкого, беспомощного человека, зажавшегося под камень и закрывающегося от двоих моих демонов огромным щитом. Этого я пощадил, как и сына паладина. Самого же рыцаря ждала иная судьба.

Я эффектно спустился к нему с воздуха и радостно возвестил:

- А ведь я освоил меч, рыцарь! – и с этими словами я достал двуручный горящий меч из-за спины.

Бой был славный. Мне бы хотелось, чтобы он был вечен, но ему суждено было закончиться даже раньше, чем я предполагал. Нет, никто из нас не допустил ни малейшей ошибки в тактике боя. Рыцаря подвела его хваленая вера в добро и справедливость. Когда после очередной серии ударов я заявил, что в любом случае собираюсь пощадить его сына и слугу, рыцарь поглядел на меня с робкой надеждой, словно рассчитывая вернуть те времена, когда я был всего лишь его прилежным учеником. Святая простота! Я сделал вид, что начинаю раскаиваться в своих деяниях, рыцарь ослабил натиск, и это стало его последней ошибкой. Я выбил ему колено вместе с куском панциря, и оно улетело очень далеко. И я заявил тогда:

- Теперь меня никто не остановит.

Тогда рыцарь понял свою ошибку, но слишком поздно. Не прошло и двух суток, как он пал в неравном бою, и мой план полностью воплотился в жизнь. Неизвестно, каким был бы исход последней битвы, не случись с моим наставником минутной слабости.

И теперь никто не сможет меня остановить, потому что я – Барлок. Еще в детстве мне попался на глаза труд летописца, и там говорилось о моем былом величии, ужасающем и утраченном. И я все вспомнил. Я вспомнил, как много жизней назад был лишен всей своей великой силы и брошен, беспомощный, в новый, неосвоенный цивилизацией мир, на все мучения и лишения, какие только может испытать человек. Но теперь уже не человек, и уже не беспомощный. Напротив, более зрелый и опытный, чем прежде. Этому миру отныне придется претерпеть серьезные изменения.

Самое сложное дело уже сделано, и никто более не в силах встать на моем пути. Даже тот королевский отпрыск, что победил моего некроманта, никогда не сможет сравниться с моей мощью. Возможно, он станет умелым истребителем некромантов, и тогда у моих подчиненных появится стимул к увеличению своей силы. У меня есть мой собственный стимул: тот мальчик, сын паладина. Возможно, он единственный, кто когда-либо сможет сразиться со мной на равных. Я смотрю на мальчишку каждый день, и он меня не разочаровывает. Он будет достойным сыном своего отца, и старый капитан окажется ему в этом незаменимым помощником.

Я непременно дождусь, пока мальчишка станет таким, каким был его отец. Ведь может случиться, что он станет еще более великим и могущественным, чем я сам. Такое чудо я хотел бы засвидетельствовать лично.

Спустя много лет.

Мальчишка оказался жалким трусом и сбежал, едва повзрослев. Теперь он не представляет для меня интереса, так как, без сомнений, отринул навсегда путь воина и предпочел мирную жизнь монаха. И это притом, что во всем мире концентрация его силы, возможно, единственно достаточная для того, чтобы бросить мне вызов. Что ж, похоже, никто и никогда не будет на это способен. А если кто и способен, то полный безумец.

Вот, например, вчера во время прогулки по кладбищу моих рабочих – смерть стала им наградой за труды – передо мной невесть откуда взялся некто Зигфред. Он назвал меня по имени, словно знал меня очень давно, и за подобную дерзость заплатит сегодня сполна.

Высокий, светлый, желтоглазый, в сером плаще. Более в нем нет ничего примечательного. Но будь он хоть сколь удивителен, этот наглец должен быть мертв. Странно, что я не чувствую в нем никакой силы, словно он – пустое место.



АВТОР: КИРСАНОВ ЖЕНЯ
Copyright©i-lluminator, 2018
Поиск по сайту
Погода
Яндекс.Погода
ВСЕ ОТЕЛИ МИРА
ДЕШЕВЫЕ АВИАБИЛЕТЫ
PR0CY.com - сервис проверки доменов Rambler's Top100