Привет! Сегодня Суббота, 17.11.2018, 04:55
Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас, Гость · RSS
Меню сайта
Календарь

Праздники Казахстана

1 Января - Новый год

ЦИТАТЫ ВЕЛИКИХ
Цитаты великих
Последнее фото
Вход
 Далее
- Держать шаг, - повторил Илиостер, надеясь подобраться к врагу как можно ближе.

Двое или трое мертвецов уже загорелись, пронзенные верными браннингтонскими стрелами, но этого было мало. Чтобы остановить целый отряд в полторы сотни трупов, нужно было контратаковать, что и собирался сделать Илиостер со своим вдвое меньшим войском. Оставался какой-то километр до шеренги врага, как вдруг откуда-то с севера донесся душераздирающий вой. Цепочка мертвых воинов, как по команде, двинулась обратно в укрытие. Нельзя было допустить, чтобы такая легкая победа выскользнула из рук!



- В БОЙ!!! - вскричал Илиостер и рванулся вперед, размахивая своим освященным молотом.

Некто, обладающий тем ужасным голосом, заставляющим сердца воинов содрогаться, на самом деле дал зомби команду к отступлению. И теперь рыцарю остается только бежать вперед, что есть сил, чтобы удержать подъемный мост.

Все стрелы теперь достались ему, то и дело они мелькали перед глазами, скрежетали о гладкий шлем и вонзались в руки, прокалывая толстую стальную чешую.

Но снова этот вой, бессердечный, мертвый, который не может принадлежать ни одному живому существу, и подъемный мост начинает подниматься. Оглушительный скрежет кажется более живым и радостным звуком, чем тот страшный зов. Падая в воду, мертвецы до последнего бегут по мосту, но пол-сотни их все же не успевают укрыться и остаются снаружи спокойно дожидаться своей участи.

Паладину остается лишь крушить нечистую силу, размахивая верным молотом, и вот уже первый удар швырнул одного зомби через ров, где он глухо стукнулся о стену и повалился в воду.

Скоро подоспевшие копейщики нанизали мертвых на пики и попытались столкнуть в воду. Пятеро их полегло под предательскими стрелами, а одному мертвец пробил голову, с треском сломав себе руку. Латники в своей тяжелой броне сильно поотстали, но мечники скоро уже вовсю крошили врага, их маленькие круглые щиты отлично помогали от вражеских стрел. Илиостер, разметав кучу навалившихся на него зомби, схватил последнего и зашвырнул его в воду. Всем известно, что вода вытягивает из оживленного трупа его несчастный дух и оставляет мертвое тело без движения.

В довершение стычки в ров с шипением упал горящий скелет. Воины уже бежали за своим лидером к высокому дереву, чей на удивление прямой ствол должен был послужить отряду сперва тараном, а потом и мостом. Двое пали под градом стрел. Один из них не хотел сдаваться и упорно пытался дотянуться до стрелы, торчащей из спины, пока вторая не успокоила его.

Паладин обрушил свой молот на древесный ствол, взметнув в воздух вихрь опилок. Латники, те, что с топорами, скоро присоединились к нему. Дерево то и дело содрогалось под мощными ударами молота, и ветки щедро осыпали воинов. Топоры легко вгрызались в раскрошенную древесину, и наконец дерево со стоном повалилось на землю. Замелькали мечи и топоры - и вот ствол очищен от веток и готов к штурму.

Люди тут же схватились за этот таран и с трудом подняли его. Илиостер же потащил свой тяжелый конец наперед и развернул орудие, таким образом оказавшись впереди. Рядом с прочими шли латники, они должны были защищать несущих таран. Могли они это сделать лишь закрывая их своими телами.

Маловероятно, что обычные стрелы могли бы серьезно им повредить, однако же и они гибли. Когда передний воин упал, капитан, шедший следом, выдернул из него стрелу и нахмурился. Он показал ее паладину. Наконечником здесь служил костяной палец.

- Ну вот, будет гангрена, - пожаловался лежащий солдат.

- Прибавить шаг, - выдавил Илиостер.

- Пррибавить шааг! - каркнул капитан.

Он сам поднял свой щит с фамильной эмблемой над своим лидером. Наконец, когда перед глазами воинов замаячила громада башни, он прокричал:

- К бою! Цельсь!

Поняв, что ров начнется раньше, чем конец тарана достигнет ворот, Илиостер ухватился за сук и поджал ноги. Таран с грохотом погрузился в ворота, и тогда сам он раскидал деревянные обломки ногами. Из тьмы на него сверкнули наконечники копий, но достать молот, надежно закрепленный за спиной, он не успевал.

Левой рукой прикрыв сердце, правой он сгреб в охапку несколько копий и выдернул их из вражеских рук. Одно копье подковырнуло налокотник, и левую руку пронзила боль. Он взревел и отмахнулся ворохом копий, и те разлетелись в щепки. Тогда он отмахнулся уже левой рукой, и мертвые лица оросила его светящаяся кровь. Зомби взвыли и отступили.

В то время как с каждым ударом топора позади становилось светлее, сверкающий молот раскидывал нечистую силу и крошил стены, смешивая щебень с кровавым месивом. Защита башни была сломлена.

Люди расчленили неугомонных зомби и снова построились. Вместо семидесяти с небольшим теперь их оставалось чуть более полусотни, но больше потерь не ожидалось.

Илиостер понимал, что его воины утомлены, а сам он вдобавок ранен, поэтому они немедленно двинулись дальше. Несмотря на потери в отряде, лидер был все же рад за свой левый фланг, прикрытый, как и в славные былые времена, треугольным щитом капитана, который сейчас тяжело шагал рядом. К тому же, по окончанию боя можно было рассчитывать на пополнение рядов за счет браннингтонских лучников. Хотя в лесных дебрях предпочтительнее были бы арбалетчики, все же таких хороших лучников как эти городские парни, в лесу не обучить.

Как бы там ни было, здесь, в темных башенных переходах и на узких лестницах, всего надежней быстрый меч. И щит.

За очередным поворотом их встретили стрелы, но не так уж они были страшны вблизи, как те, что падали на голову с высоты башни. Скелетов-лучников Илиостер разметал как пушинки, только косточки и летели. Они часто встречались на другом конце какого-нибудь длинного перехода.

Первая платформа была пуста. Кое-где валялись лежанки, разбросанные в переполохе, но на полу не было тел, ни мертвых, ни совсем мертвых. Зато много убитых солдат лежало на второй платформе. Илиостер был неприятно удивлен, когда капитан, человек из благородной сельской семьи, приказал расчленить безжизненные тела. Кто-то вскрикнул от ужаса, когда в ответ на страшный удар копья, лежащий без движения мертвец начал лениво подниматься. Капитан был прав, и тела эти были не столь бездушны, сколь безжизненны. В следующий момент самому паладину пришлось отразить атаку неудавшейся вражеской засады. Враги бесконечным потоком сыпали на него с лестничного прохода. Было странно уродовать человеческие тела, облаченные в форму союзников, но его люди были привычны ко всяким мерзостям войны.

Все же молот - не лучшее средство против безмозглого зомби, которого что с разбитой головой, что и вовсе без нее, хоронить рано. И, хотя против иссушенного скелета лучшего орудия не сыскать, двуручный меч тоже справился бы с ним неплохо, а неугомонного мертвеца им недолго и вовсе пополам разрубить. Но Илиостер всегда был почему-то уверен, что меч - это воплощение зла. Что же, если ему меч не по душе, он избрал молот - символ твердости духа и неподкупности. Или хотя бы топор в знак постоянной готовности к бою, там уж что удобнее, то и будет пущено в ход.




В любом случае, для святого воина лучшее оружие - это его вера, а твердость духа крепче любых доспехов. И ни за что нечестивый зомби не одолеет его.

Новые мертвые солдаты сыпали с лестницы, по которой наверх пробивался паладин. Они падали друг на друга, и воины не успевали поражать их. Но в проходе наверху снова показался лидер, и, потрясая оружием, устремился в самую гущу резни - дробить и крушить беспокойные вражеские кости.

Они закончили, и, стараясь не оглядываться на усеянную кусками человеческих тел платформу, двинулись вверх по лестнице, по изрядно обитым ступенькам.

Еще затемно воины добрались наверх, где их встретил град стрел. Они разделились на две группы и двинулись, каждая в свою сторону. Первым к баррикадам добрался капитан, он прикрывался своим огромным щитом. Илиостер со своей стороны разнес баррикады еще до того, как за ним поспели его воины. Следом солдат нес знамя, прежде поверженное на пол, и браннингтонцы на соседних башнях сразу прекратили обстрел. Здесь, на высоте семисот метров над землей, утыканные стрелами ноги не выдержали наконец паладина, и он метнул свой верный молот, разбив на мелкие кусочки еще двух скелетов-лучников; здесь же тяжелый позолоченный капитанский меч застрял в ребрах скелета, и тогда капитан столкнул врага со стен башни своим знаменитым щитом; отсюда, наконец, упал смертельно раненый солдат, увлекая за собой своего костлявого убийцу. Здесь все закончилось. Башня была взята.

Капитан, старый боевой товарищ, склонился над лидером.

- Хорошо, что здесь были одни только скелеты, - слабо улыбнувшись, сказал паладин, - От зомби, друг мой, столько зловония.

Тот, ухмыльнувшись, ответствовал:

- Да в самом деле, больше вони.

Когда знамя Браннингтона снова возреяло над башней, до слуха докатилось звонкое "Ура!"

- Экий смешной народ эти браннингтонцы, их мужчины даже голосом, что наши мальчики, - усмехнулся Илиостер.

А капитан, кивнув ему, уже направился к краю - посмотреть, не упал ли в ров его верный меч. Тот сверкал среди белеющих на земле костей.

- Везут, значит, нам ужин! - обрадовался вдруг дозорный.

Да, сегодняшняя битва была выиграна. Илиостер расшнуровал броню и извлек из своего тела около десятка стрел. Ему не требовалась никакая освященная вода для промывания ран - его собственная кровь была посильнее любого обряда очищения. Он лег головой к северу, чтобы не видеть того, как ярко светятся там, вдалеке, извивающиеся нити зловещей зеленой ауры.

 

Окруженные заботой благодарных браннингтонцев, бойцы поправились всего за два дня. Здесь сыграли свою роль и отменно приготовленное жаркое под овощным соусом, и нежные руки здешних целительниц, хрупких прелестниц.

Лидер же, вставший на ноги уже к утру первого дня отдыха, пытался выяснить, кто из местных знает что-либо об их общем враге.

Под потолком покачивалась масляная лампадка, и тусклый свет время от времени выхватывал из тьмы лица сидящих и руки, мирно покоящиеся на столе. Илиостер неподвижной громадой сидел напротив троих тощих офицеров, пожелавших поведать ему лично увиденное накануне ужасных событий, лишивших жизни почти половину городского населения. Они хладнокровно смотрели на мощные плечи рыцаря, на его отросшие кудри, спадающие на плечи, и весь он казался глыбой камня в блеклом комнатном свете.

- Что ж, - прокашлявшись, начал один из офицеров, уже почти седой от многолетних тревог, - Поскольку вам мы обязаны спасением Браннингтона, то мой долг - оказать вам посильную помощь, будь то пополнение вашего войска или важные сведения.

- Уже подготовлено полсотни лучших лучников, - вставил другой, помоложе, но уже с отпущенными, как у меткого стрелка, рыжими усами.

- Вы также можете рассчитывать на мой верный глаз, сир, - добавил третий, совсем юный.

Илиостер молчал в задумчивости. Наконец, словно пропустив мимо ушей слова молодого человека, он сказал:

- Пригодятся как новые бойцы, так и новые сведения.

Внезапно приняв благодушный вид, он откинулся на спинку кресла, которое жалобно заскрипело.

- Похоже, - продолжил он, - Некто неплохо управляется с мертвыми. Я видел с двух сотен шагов, как они хорошо организованы. Так вот, что известно об этом полководце?

- Разряды энергии, которые вы наблюдали над форпостом, - промолвил старший, - Говорят о том, что это, м-м, маг. Некромант. Прежде я счел бы это последней чушью, но вот мои десятники видели его.

- Как он выглядит? - без церемоний спросил Илиостер.

- Он невысок и худ, сир, - отвечал второй, - Очевидно, стар. Носит серую с красным одежду. Но это все, что я могу вам сказать, а вот Юнол был к нему куда ближе. Юнол?

Юноша уставился в глаза паладину.

- У него глаза светятся зеленым, и глаза эти способны видеть человека насквозь, даже самую его душу. В дыму сражения он углядел меня, и в тот миг, когда я натягивал тетиву, он метнул в меня зеленую искру, как копье. Мои стрелы смертельны, сир, и он знал это. Лук вырвало из моих рук. Возьмите меня с собой, и следующая моя стрела настигнет врага!

Заметив недоверчивый взгляд рыцаря, рыжеусый промолвил:

- Все воины, в кого попали магические разряды, вскоре умерли, отравленные. Парень может видеть магию в воздухе, может даже определить мага по свечению его тела. Но это еще пустяки. Юнол действительно во многом удивляет меня, в том числе дослужившись до младшего десятника к девяти с половиной годам.

К шестнадцати по земному. Илиостер внимательно оглядел юношу. Светлые волосы и гладкое, юное лицо. Как наконечники стрел, сверкают глаза из-под тяжелых надбровий. Он буквально пронзал этим пристальным взглядом.

- Рано тебе умирать, мальчик, - буркнул рыцарь.

- Он королевской крови - сдается мне, как и вы, - прозвучали слова рыжеусого и повисли в воздухе.

Илиостер был поражен.

- Но на престол ему нечего рассчитывать, так что - забудьте, - добавил десятник.

- Я всего лишь племянник прежнего короля, сир, - промолвил юноша, - И потому не стал тешить себя напрасными надеждами. Как и вы.

Паладин вдруг встал и склонился над ним. Свет падал сверху, и его лица не стало видно.

- Откуда тебе известно обо мне, мальчик? - прогудел он.

- Когда мне было девять по старому исчислению, я узнал у отца о событии, произошедшем задолго до моего рождения. Один из юных наследников, был он тогда моих лет, покинул королевский дом. Говорят, он тогда отчаялся получить престол. Я, окрепнув, тоже покинул это осиное гнездо и вступил под оранжевый флаг Браннингтона.

О герое, в одиночку борющемуся со злом в глуши, здесь ходят легенды. Я всех расспрашивал о вас, и скоро распознал вас в том герое, лицо которого походит на лицо прежнего справедливого короля.

- Ну, на мать больше, - пробормотал паладин.

- И у которого зеленые глаза королевы... Но я не удивлен. Нынешний король, Орглик, всегда держался за трон обеими руками и гордился непомерно своим правом наследования.

Паладин отвернулся и промолвил:

- Наследником был я. Я отрекся от престола и ушел.

Юноша удивленно сморгнул.

- Почему? Не понимаю.

- Увидел во сне, как Орглик убивает меня в постели, - медленно поворачиваясь, говорил Илиостер. Лицо его было печально.

Молчание повисло в воздухе. Наконец молодой десятник встал и нарушил его словами:

- Хотя я кланяюсь королю - знайте, сир, вождем я почитаю вас.

Илиостер сел. Он взял Юнола за плечи и взглянул ему в глаза.

- Хотя ты молод, но ты королевской крови, и в бой пойдешь впереди всего отряда, - сказал он.

- Впереди всех, рядом с вами!

Глаза юноши засверкали.

- Наверняка ты погибнешь, мальчик.

- Так тому и быть.

- Что не убивает, то делает сильнее, - вмешался старший офицер. - Он наконец сможет стать таким, как вы.

Юнол взглянул на рыжеусого. Тот кивнул:

- Сдается мне, некроманту пришел конец.

- А ты - меткий стрелок, - напомнил Илиостер.

- У меня жена, дети, - отвечал на это рыжеусый, - И все они живы... Да благословит вас Небесный отец в этом бою.

Поднялись наверх они уже вместе - могучий воитель и хрупкий молодой лучник. Полуденное солнце временами пробивалось из-за туч, и разложенные на камне доспехи давали ослепительный блеск. Воины дремали под оранжевым флагом Браннингтона, рядом с которым реял зеленый с алым крестом в виде цветка.

Капитана, впрочем, нигде не было видно. Илиостер поинтересовался у дозорного, где он может быть. На это воин ответил, заглядывая вниз:

- Сир, капитан спустился за своим мечом. Он никому не доверяет принести его.

Под вечер тот вернулся, запыхавшийся, красный, с кругами под глазами, но довольный - в руке его был меч.

- Когда выступаем? - коротко спросил он.

Лидер окинул взором лежащих бойцов и покачал головой.

- Как придут в себя...
Copyright©i-lluminator, 2018
Поиск по сайту
Погода
Яндекс.Погода
ВСЕ ОТЕЛИ МИРА
ДЕШЕВЫЕ АВИАБИЛЕТЫ
PR0CY.com - сервис проверки доменов Rambler's Top100