Привет! Сегодня Четверг, 15.11.2018, 11:55
Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас, Гость · RSS
Меню сайта
Календарь

Праздники Казахстана

1 Января - Новый год

ЦИТАТЫ ВЕЛИКИХ
Цитаты великих
Последнее фото
Вход
 Аттракцион
АТТРАКЦИОН (фантасмагория)



В результате вспышки солнечных лучей центральный район города посетило блуждающее зеленоватое мерцание. Кое-где реяли обрывки малиновой туманности, оставшейся от краткого восстания ночной палитры. Рассвет плавил мрачные тона. Темнота, как таковая, с древнейших времен перестала интересовать горожан, поэтому она подавалась раз в тысячу лет, в цветной шапке звезд. Вследствие чего эти тысячелетние промежутки заполнялись радугой воображаемых красот, где термин «ночь» нес на себе сакральную печать неопределенности и эффекта. Ее тени, пропитанные лазурью, были настолько не черны, что иной раз смог с гниющим фруктовым вкусом, предшествовавший восходу, многие считали самым непроглядным видением в мире.

Деформированное светило наконец-то сегодня оказалось таким, каким горело раньше. Собрав все свои окружности, оно соединило их в замечательный плоский диск. Вчерашний тетраэдр над горизонтом или прошлогодний горошек все-таки проигрывали перед исконной формой. Для света тесен квадрат – возьмите прямую линию, согните дугой и сведите концы. Посмотрите сквозь кольцо на небо, и вы захлебнетесь от лицезрения чуда.

В трех метрах от центра города возвышался песчаный пляж. Его дюны были миниатюрны, их ползущая волнистость не оскудевала на многие мили вперед, иногда они закапывали по самые колени отполированные до жемчужного блеска статуэтки, которые изображали видимость приятной жизни – женщин и мужчин, способных только на счастье. Между ними расположились окаменевшие бюсты из черепов редких животных. Расставленные в стиле «невпопад», подобный привлекательный хлам оказался к месту. Отвращение здесь не могло найти себе работу. Для полного ощущения благоприятной обстановки изваяния вдруг окружали озорные младенцы, отпечатки их маленьких ножек сочились белым молоком, сами они возводили из мокрого песка архитектурные ансамбли. Часто из вязкостенного палаццо вылезал с важностью крон принца, пухлый малыш, за ним остальные несли невидимый шлейф мантии, неожиданно из покорной толпы высказывал незаконнорожденный претендент на трон. Наскоро слепив песочный кинжал, он бил им соперника и с ликованием завершал дворцовый переворот. Таков один из спектаклей, разыгранных для каждого мимоидущего посетителя. Может, баталии детства его разочаруют, тогда лишь горсть нектара из рук обнаженной мадонны спасут пришельца от скуки.



Она сидела и отмывала ноги от меда, ее невозможно описать, она собрание призрачных прелестей, и ей совсем неважно казаться реальной. Крепкий напиток, бесчеловечное блаженство, восхитительная нота – даже эти ажурные определения будут для нее отвратительно приземленными. Сон, где она порхала и благоухала, нам недоступен до тех пор, пока хорошо, и когда нас начинает тревожить хандра, из песка неожиданно вырастает ком с формами молодой женщины. Не стоит оскорблять подобный пляжный аттракцион легковесной поэзии оргий. Да, она способна есть цветы, вдыхать вино или с наслаждением выслушивать оскорбления. Красавица – не икона, она – ню с кроваво-животным смыслом.

И все-таки девушка останется невидимой для тех, кто утратил детскую наивность. Приберегите крики сломанных игрушек, они вам понадобятся при встрече с ней. Ей также привычней обладатели куртуазного поведения, импозантные кавалеры интенсивно-бледного цвета, чьи тонкие пальцы, исполняя па с карандашом, способны лишь сочинять любовные куплеты, и главное, самое главное, их ногти по чистоте соперничают с самыми возвышенными мыслями.

Она нага, ее грудь вкусна, но воздыхатели не пошлы. Теплый бриз восхищения вьется из мужских уст, они месяцами по ночам пишут сонеты на свитках только для того, чтобы красавица, не прочитав ни строчки, могла ими вытереть нектарные капли со своих милых ляжек. Литература приятна, когда в ней много сахара. И, смотря на ее действия, кто бы поверил после увиденного, что дама сердца способна выделять что-то, кроме сладкого состава.. Грязь прекратила свое существование много веков назад – в тот момент, утомленная собственным рождением, пляжная девушка присела на корточки и деловито начала сдирать с кожи скорлупки от райского яйца. Разве это не прекрасно? И такой шедевр каждый имеет возможность укусить губами за живот.

Девица с побережья, как говорилось, сложна для словесного описания, внешность неразборчива, ее образ некой нам хорошо знакомой девушки сразу бросался в глаза, но несметное число граней дробят ее натуру. Пусть придет сотня любовников, и даже тогда она достанется всем. Например, чернокожая с крылом амура встретит того, кто бредит смуглым югом, где все так животворно, что даже старушки по недосмотру рожают то ли детей, то ли надушенных болонок. Тому же, кому ближе жестокий холод будуарной львицы, тот получит ее в прозрачной ледяной коробке. И все это в зоне голубого пляжа – уединенность, несмотря на число соблазнителей, гарантируется!

Сегодня же она занята собой, подставляет цифровой загар от вчерашнего многоугольного солнца под нынешнее излучение шарообразного огня. Скажем откровенно, женщина как тип человека, ничего не утратила и не прибавила за эпохи глобальных перемен. Старинные, но не устаревшие ужимки по-прежнему озаряют ее неувядающую действительность – бедра и талия все также в пропорциях бесподобности, она восторженно-открыта для любых щекотливых тем и по-прежнему способна изменять с изяществом бабочки только что данному слову. Эти конструктивные недостатки женского естества за давностью лет приобрели ореол пикантного деликатеса, отчего каждый возлюбленный приходил в острое возбуждение, и неудивительно – сильный пол за прошедшие столетия тоже мало что утратил, тем более привилегию быть одураченным.




Между тем море, зафиксированное на определенной высоте волнения нервно колебалось. Студенистые волны пружинили, создавая иллюзию стихийного своеволия. Приплюснутое по бокам, оно, море, высококачественно несло зрителям трепет от сомнительного природного явления. На его зубчатой поверхности, почти шагая, курсировал многопалубный корабль, удачно соединивший в себе каравеллу, прошедшую радикальные этапы мутации, и субмарину, узнавшую радости переплавки. Получившееся из данного сочетания судно торжественно сияло под канонадой единственной пушечки, палившей то с правого, то с левого борта. Эфемерные музыкальные отрывки создавал неведомый, вероятно, спрятанный в трюме оркестр. На самом корабле юркие клоуноподобные субъекты наперегонки с карликовыми балеринами лазили по мачтам, резвясь с упоением искусственных машин. Они поминутно открывали свои напомаженные красочные ротики, и вместо звуков выпускали ароматную материю, заключенную в инопланетные пузыри, которые, как добрые толстяки, катились по упругому воздуху и лопались от любой удачной шутки. Везде властвовал смех, благодаря его веселящему газу любой угрюмый ум превращался в решето.

Горизонт захмелел. Его голая острая струна забархатилась от очарования потешного корабля, взмыленный ветер дул в парус, но парус, казалось, жил в стороне от бурного ненастья. Этот прямоугольный экран был симпатичен для любого случайного взгляда. На нем разворачивались зрелища, доступные для тех, кому захотелось узнать подлинное варварство нерукотворного эфира, способного сжать в себе весь диапазон телевизионных каналов, а затем, пресытившись, выключить к чертовой матери от электричества и наслаждаться тем, чем и является настоящий парус – наивной тряпкой. Ей повезло, она не стала вытирать чужие подметки, ее заставили подняться на рею и напрягаться под весом ветра и света. Такая простота есть род искушенного эстетического баловства, подобное знатоки запивают черным кофе.

Но море не выполнит своей миссии, если частное лицо не удосужится заметить следующего представления. Издалека по ряби двигался стройный ряд мутных точек, ожерелье рвалось, звенья разбегались и оформлялись в побеги весеннего цветения. Приближаясь, они растворялись в еще более необузданном явлении, теперь майские кусты преображались в некое смятое и брошенное при спешном раздевании фантастическое одеяние. Волны старались не продлевать такое сумасшествие. Гоняя к зрителю указанный маскарад, они постепенно придавали ему вполне определенные человеческие черты. Море ювелирно шлифовало чей-то глаз, скрывая до последнего момента структурные достоинства необычного эксперимента. Оно, заботясь о пороках и наклонностях озадаченного клиента, подсылало к нему эти неопределенные объекты ради финального шока. К нему никто и никогда не был готов, характерной чертой фееричного конца оказывались специфичные бытовые сценки, которые каждый подсознательно лелеял воплотить. Вследствие чего чревоугодник короновался жирными руками шоколадного папы, патриоту, естественно, доставался пример гражданской доблести, и, конечно, мезантропу – хрип врага на эшафоте. Причем любой сможет пополоскать ноги в вашем шоу, а вы – в его.

С наступлением тропического полдня окружающая обстановка приняла законченный вид чрезмерности, порции радостей дожидались носителей предвкушения. Питаясь диспропорциями, пространство готово было сочетать и разрывать любые противоположности. Успех обеспечен даже самой каверзной прихоти, казалось, что щедрость сама ищет роли соблазненной, ей даже достаточно праздного внимания мимоидущего посетителя. Угощая его забавами изподтишка, стараясь заманить незнакомца, многоприятный досуг сам стремился потратиться на очередное угощение. Умопомрачительность на стадии перезрелости беспокойно высматривала очередную жертву. Море, женщина, корабль с лицедеями готовы вот-вот взорваться от ожидания, они с большой прожорлостью собственноручно усладили бы себя. Может, случай не промахнется и снизойдет до манящих.

По голубизне песка прогуливался юноша с повадками дельфина, он дышал зеленоватым воздухом и бегал наперегонки с собственной бело-розовой тенью. Аттракционы насторожились, к ним прибыл посетитель. Молодой человек походил на прожигателя чужих жизней, им двигала жажда обладания, а кем и чем – неважно. Куда интереснее обрекать на гибель мир или сонную букашку, все они будут счастливы от одного его прикосновения. Таким пальцам позавидовал бы сам Шопен, они способны убаюкать и завершить любую жизнь. Такая смерть приятней самого существования, чем юноша и зарабатывал на пропитание. Его порочную внешность венчала лысая голова, и не надо прославлять кудрявых молодцов – они мираж, волосы на страже самодовольства. Смейтесь над теми, чьи локоны ниже ушей, их кругозор уже волоска. Подлинный талант скрывает лысая голова. Не верите? А кто вас спрашивал!




Он шагал в лучших традициях мужского кокетства, поигрывая золочеными мускулами, насвистывая до, ре, ми… Он поднял с песка блестящую гальку с красными прожилками и положил себе в рот. Замечательный прирожденный бездельник, чью особу обязана кормить обитаемая часть вселенной. Его мордашка без колебаний способна предъявить счет первому попавшемуся бедолаге, он снизойдет до 1/1000000-й доли человечества ради того, чтобы съесть чьи-то и без того тощие бедра. Они сами оберут себя до нитки, и все ради одной фотографии его улыбки. Они напивались им, купались в бликах гладкого темечка. Вставайте в очередь, юный преступник принимает и семейных, и холостых, и никакой возрастной цензуры. Дыша в великолепное лицо, вы ощутите большое потрясение – значит, вы еще способны понимать красоту. Он же смеется в вашу глупую физиономию и знает только одно – вам это нравится.

Молодой повеса, переливаясь цветами радуги, предстал перед панорамой отличного производства. Корабль по случаю такого события устроил развязный кордебалет, раня борта об игольчатые волны, он ускорил свое движение до полного изнеможения. Извиваясь, шатаясь, огибая невидимые преграды, лицемеря и льстя высокочтимому зрителю, ребячливое население палубы дрыгалось в такт кораблю. Балерины пыжились, потешно прыгая друг через друга, а одна, собравшись с силами, умудрилась с разбега войти и выйти сквозь свою подругу. Маленькие ножки резвились в повальной активности, казалось, каждая вальсировала с самим кораблем. Пуанты, белые чулки, лиловые пачки нагревались и тлели от энергичных движений. Дамские косточки хрустели, но не ломались, их шумная толпа, в приступе от безумных прыжков достигнув вершины мачты, с лязгом падала на стеклянную палубу, и если бы не десяток шутов с крепкими руками, то бедные танцовщицы в скором времени перелетели бы за борт. Море в форме шипа так и не дождалось скверных последствий от подобного представления. Братство комических голодранцев иной раз затмевало своих летучих подруг. Выставив напоказ клоунские лохмотья, они с хохотом глотали свои языки и вытаскивали из других частей тела. Сосед пародировал соседа, и так одна рожица наслаивалась на другую. Паяцы устраивали показ всевозможных хитрых штучек, конкурс на самое убедительное падение сменялся соревнованием на лучшую имитацию казни через повешение. И в ту же минуту снасти судна обрамляли гроздья из мнимых самоубийц, которые, подвесив себя на веревке, всем своим видом показывали, что смерти не одолеть таких неутомимых нахалов. Трюки следовали бесконечной чередой, мятежная свистопляска раскачивала непотопляемую посудину. Клоун по прозвищу Тоска, подражая видавшим виды капитанам, курил чей-то откушенный палец и просил всех побыстрее заткнуться. Затем вытаскивал из кармана французского бульдога. Собаке в зубы втыкался компас, она бросалась вперед носа и, прыгая по волне, тащила за нить корабль дураков.

Пунцовый аэроплан лизнул небо и спикировал в неизвестность. Музыкальная тема с привкусом нежной элегии тянулась между солнцем и пляжем, на ягодицах младенцев грелся янтарный блеск. Заметив пришельца, они явили ему рассудочное почтение, масса подношений окружила гостя. Он не взглянул ни на один предмет, дети расступились. Овал, сложенный из морских раковин и лепета юного творчества разлетелся, подгоняемый пинками молодого человека. Там, среди голубых песчинок, была замечена Она в облаке адреналина, и спеша подарить ей свое восхищение, он шипел, топтал выдумки детства, обезглавил пару безмятежных статуэток.

Он подошел, она осыпалась, преподнесла ему женоподобного двойника и продолжила отдаваться загару. Дубликат скорректировал черты лица, согласуясь с настроением гостя, сейчас на нем хозяйничало пленительное равнодушие. Девушка двумя пальчиками подняла изваяние, изуродованное нежданным ураганом и попыталась соединить оторванную головку со скорлупкой туловища. Как полагается, она разыгрывала позу одиночества. Он, изумленный, выдавил из себя отчаяние.

- Я Три-три-ан.

Он совершил откровенную бестактность, выдохнув нечленораздельное в уши небесного создания. Выплюнув белый камешек, он уточнил:

- Я Тристан. Вы.

Как изобрести женщину? Ту, что способна обновить словарный запас, а еще лучше – уничтожить его? На язык приходят изысканные витиеватые комплименты, ниспосланные нам французской стариной. Грешная мадам Бавари, ветреная Манон Леско, разве после вас можно придумать что-нибудь антибудничное. На чудовищно ломаном акценте некоторые стараются повторить вас, куда этим многостраничным ублюдкам до того буквенного сока, который изготовил бывший наполеоновский офицер, скрытый под маской Стендаля. Какие потоки света и цвета он лил на женщину! Она может быть у него некрасива, в ее характере скрыты острые углы, но писатель знает, что мир потерпит поражение от первого свидания с ней. Ее имя воздушным шариком будет витать в голове каждого мужчины. И все-таки как взяться за слово, чтобы новое определение женского начала задрожало в твоих ладонях? Неужели снова идти на сближение с машиноподобными рифмами авангарда? Помнится, как недавно их чарующие металлические эпитафии давили невинных девушек, объект твоего наваждения царапались о гул и скрежет зазубренных предложений.

И вдруг она перед тобой, босоногая и не менее обнаженная. Банальность, пошлость, вся слюна убожества испарилась. В ее ногтях застряли частицы пляжной синевы, со всех сторон похожая на галлюцинацию, она смело смотрела в глаза человеку с полными правами чужака. Красавица по замыслу аттракциона изображала недоступность, она открыла рот и сказала вертикально:

Н

Е

Л

Е

П

Ы

Й


Молодой человек, потрясенный, недолго думая, разбежался, обогнул труппу бродячих младенцев и со всей силы ударился лбом о монолитный угол моря.

 

АВТОР: КУЗНЕЦОВ Ь.Ъ.


Copyright©i-lluminator, 2018
Поиск по сайту
Погода
Яндекс.Погода
ВСЕ ОТЕЛИ МИРА
ДЕШЕВЫЕ АВИАБИЛЕТЫ
PR0CY.com - сервис проверки доменов Rambler's Top100