Привет! Сегодня Понедельник, 17.12.2018, 06:58
Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас, Гость · RSS
Меню сайта
Календарь

Праздники Казахстана

1 Января - Новый год

ЦИТАТЫ ВЕЛИКИХ
Цитаты великих
Последнее фото
Вход
 Акт 3

АКТ 3

 

Полумрак. Полутишина. Бездействие. Интерьер напоминает обстановку служебного помещения. Дальний угол сцены, в котором в прошлом акте прибирался Зденко, тщательно огорожен (ширмой или портьерой). Оттуда доносится, как издалека, неотчетливая, глухая музыка, исходит, пробиваясь лучами, белый свет. Временами оттуда же «прорываются» мелодичные отголоски – короткие, яркие, острые; они связаны с доносящейся музыкой, но не имеют отношения к здешнему диалогу, отвлекают, нарушают логику. Цербер и Зденко – на авансцене, максимально близко к зрителям: сидят на неопределенных предметах, не предназначенных для сидения. Видно, что оба чего-то ждут. Иногда прислушиваются. Разговаривают негромко и неохотно, с трудом выискивая темы, оттягивая время.



 

Ц е р б е р. (Вздыхая неглубоко. Говорит натужно, глядя в зрительный зал.) Вот такие дела, господа. Вот такие дела… (Неискренне.) Какая энергия пропадает, заряд какой – тратится. На что? На траурный обряд любви! Нелепо и бессмысленно! (Пауза.) А что, собственно, такое эта Эвридика? Дамская плоть, знающая запахи и голод? (Отрицательно качает головой.) Нет. Сущностная ведьма без личного контура. Неимущая женственность неочерченным сгустком. Увертюра в свадебном платье. Расплывчатость – воздействующая, но не существующая… Провокация она… (Слегка оглядывается назад.) А этот – нет, он не слушает меня. Он брызжет слюной. Он копытами бьёт!

З д е н к о. Слепой порыв, бессильная мощь, безумная вера.

Ц е р б е р. Вот именно… (Пауза.) Жаль его… нескладность эту, недостаточность, душу эту – жаль…

З д е н к о. Старея грядущим, предчувствуя прошлое.

Ц е р б е р. Горячка… Авитаминоз… (Цитирует.) «Я слышал часы, от боя которых во мне просыпалась жизнь, – чтобы сказать, что она уже умерла». Он должен был сказать это… (С сожалением.) Не тот случай… не те слова… Вот как всё повернулось… (Пауза. Снова цитирует – с расстановкой, с трудом вспоминая.) «Два существа, концы времен… сошлись – и не совпали… Один к другому – отстранен… Один к другому – дали… Неукротимой глубиной… повязаны заочно… Со скоротечною душой… её душа – проточна… Два существа, два вещества: в числе и рифме встречность. Совпали краткие слова, а получилась – вечность». (Пауза.) Да, это снова не моё. Убеждение образом. Ложь всегда красива. И она тоже помогает… А ведь сколько ещё надо бы договорить… (Пауза.) Жить… Жить – его навязчивая идея. (Акцентирует.) Навязчивая. (Пауза.) Куда – жить? Что есть мир? Бесформенная красота, обволакивающая движение.

З д е н к о. Худосочная вещественность. Вскрытая мякоть предметов. Нагие тычинки нервов. Благоуханием – откровение. (Пауза.) Но: Эвридика. Имя действующее. Доподлинно высшая в личном списке. Она сотворена, вставлена, первично обещана. Она – правда.

Ц е р б е р. А вы видели список?

З д е н к о. Никто не видел.

Ц е р б е р. Откуда же вы знаете?

З д е н к о. А вы?

 

Пауза. Слышен легкий отголосок музыки.

 

Ц е р б е р. (Медленно мотая головой.) Навязчивая идея. Навязчивая аура. Взвесь, дисперсия. Она – вне закона, а значит – ничто. Морфологический звук в женской форме. (Повторяет скептически.) Благоухание… откровение… (Пауза.) Разве правда то, что написано? Кто теперь за неё поручится?.. Скоропортящееся лакомство – вот что она такое... И хранить её надо в особых условиях, чтобы оставалась собою, и расходовать – бережно, осмотрительно… (Пауза.) Эй этому так и не научился… (Пауза.) Придет время… Царствием неотвратимо… А был ли он теперь?..

З д е н к о. Быть – малость, не избыться – суть.

Ц е р б е р. Точно.

З д е н к о. Невзрачная жажда сопричастности.

Ц е р б е р. Филигранно говорите... Говорите – будто перебираете… учет ведете.

З д е н к о. Добродетель – культура жития. Тунеядцы блага.

Ц е р б е р. Да, да. Вы тоже помните?.. (Пауза.) Давать ярлыки… мерить по образцу… подобию… Какая близорукость! Он исповедовал реальность, так наивно доверял времени. (Переступает ногой. В полу сцены скрипит доска.) А что такое реальность? В чьем восприятии её больше? в чьих глазах?.. И как угадать время? Каким оно выйдет? откуда? Дисциплине его научить – как? (Пауза.) Он правильно поступил. И все-таки сделал дело... хотя и не своё… хотя и поздно… (Пауза.) Знаете, Зденко, мне кажется, отныне, после всех этих отмен, нам всем будет легче… Даже Орфею… Импровизировать в собственной судьбе… Нет, не поэтому. (Пауза.) Когда в мире происходит трагедия и при этом я знаю, что в нем в этот момент присутствовала чья-то воля, которая допустила это, мне становится неудобно перед самим собой… стыдно. Я начинаю расстраиваться сознанием – двоиться… троиться. Я вхожу в распад. Я неуместен в существовании. А теперь терпеть проще – неловких вопросов больше нет; не надо искать объяснений, оправдываться, обманываться, не надо защищать веру перед самим собой. И – думать ответственно о других.

З д е н к о. Непорядочно.

Ц е р б е р. Да, непорядочно. Зато честно. (Кивает в сторону зрительного зала.) О них хлопочете? (Пауза.) А они – порядочны? Думаете, они всерьез – за нас? Думаете – переживают? (Усмехается. Пауза.) Свет поднимается… а часы – бьют… а души – чавкают… Потребители… Гурманы… Смотреть, как не складывается судьба… именно потому, что не складывается… именно потому, что выхода нет… смаковать отстраненно крушение… содрогаться ответной благодарностью на поданное горе… Снисходительность и цинизм... (Пауза.) Они переживают лишь собственные эмоции, которые мы им преподносим… как острые блюда. (С сарказмом.) Горе – это вкусно, человечность – пикантна. Вот она – в собственном соку, натуральная: пиршество!.. пролог – аперитив, десерт – финал: наслаждайтесь раскрыто, уплетайте с жару до глубины души... И приходите ещё на наш кулинарный аншлаг… пока брюхо исправно… (Пауза.) Брюхо – три четверти души. Тем более – когда её в достатке, по целой – каждому.

З д е н к о. Десерт – песок и соль. На ветре и воде. (Пауза.) Бадья – на сто персон.

Ц е р б е р. А это уж как получится. Не наш удел заискивать и обслуживать второпях. Трудности рождают эгоизм. Справиться со своими судьбами, понять, кто мы, – вот наша текущая неразрешимость. И одолеть её никто не поможет. (Пауза.) В самом деле, Зденко, кто мы? Кто мы – в этой бесконтрольной стихийности? Бескровные тени мифической древности? Или персонажи без крыши над головой – в пьесе, отвергнутой автором?.. А может, просто мусор, брак… компромат авторской гениальности… (Вновь кивает на зрителей.) А впрочем, и их можно понять… по-своему… И у них, наверное, тоже случаются трагедии… катастрофы… постыдные марши истории... гнетущие фанфары совести… И вот они пришли сюда… забитые временем… чтобы отвлечься, выйти забывчиво из себя… прибраться в себе… отмыться. Пришли прожить часть своей жизни – отдать её нам… А мы перед ними – скромничаем… скупимся… постным потчуем… (Пауза. Цербер усмехается.) Непорядочно… (Пауза.) А ведь им, пожалуй, даже труднее… тягостнее… (Продолжительная пауза. Слышно приглушенное пение сверчка – оно доносится как будто из зала.) И во всех этих трудностях – странно – у нас с ними есть какая-то совместность… диалектика родства… Ведь мы здесь, вместе с ними тоже потратили часть себя и стали, как и они, тяжелее временем. И проблема, которой они не прониклись, быть может, торчит в их мире другой стороной… (Пауза.) Как распознать настоящую человечность? Как отличить живого от мертвого? Чей признак речь?.. (Пауза.) Искра малая, неутомимая слабостью, – вот единственно подлинное… (задумывается)

З д е н к о. (Подсказывает.) Удостоверение жизни.

Ц е р б е р. (Согласившись жестом.) Тянуться… обязательно – тянуться, карабкаться друг к другу, зависеть цепко. Нужда… нужда и страх… Обязательно кто-то кому-то должен быть нужен… обязательно – жизни не мыслить друг без друга… не мыслить – преодолевая, противостоя, отапливая мир собою… хоть на одну оставшуюся четверть… а иначе…

 

Из-за ограждения «прорывается» неожиданно громкий, пронзительный отголосок музыки, сопровождаемый вспышкой белого света. Он производит эффект встряски. Цербер и Зденко вздрагивают, смотрят в сторону ограждения, затем долго,  напряженно и даже с опаской прислушиваются. Убедившись в тишине, смотрят друг на друга.



 

З д е н к о. Шальной аккорд – отбитое мгновение души.

Ц е р б е р. (С уличающей иронией.) Подслушиваете!

З д е н к о. (Тем же тоном.) И вы!

Ц е р б е р. Да уж… (Пауза.) Вот так заведомо соглашаться с нею… силе её безоговорочной быть верными…  (Ведет взглядом по сторонам.) А может быть, только музыка и делает всё это постижимым… употребимым… утверждает его в форме, в видимой сути… А без неё оно, наверное, ничто… недоумение… безответность… беспамятство… (Подчеркнуто.) Беспамятство… (Пауза. Меняет интонацию.) Безалаберная… О чем же я говорил?

З д е н к о. (Указывая в зрительный зал.) О человечности.

Ц е р б е р. (Обращается к зрителям.) Ах, да, господа! (Увереннее.) Между прочим, вы напрасно здесь сидите. Десерта уже не будет. Время-то идет! Ведь именно сейчас, в эти минуты происходит наше главное действие…

З д е н к о. (Поддакивая.) Аккумуляция и крах прошлого.

Ц е р б е р. Величайшая издевка судьбы!.. Но происходит оно не здесь. Оно – там! (Указывает в сторону ограждения.) Там сошлись в тесноте судьбы, там – оправдание ваших интересов, клубника со сливками. А здесь – всего лишь кулисы… перекур… досужее место, кухня для пересудов. Поймите нас правильно: мы не хотим жертвовать своими ценностями только ради вашего созерцательного удовольствия…

З д е н к о. Инверсия переживаний.

Ц е р б е р. Вот именно. Мы не можем тасовать события, происходящие одновременно.

З д е н к о. Это фабула.

Ц е р б е р. Это жизнь… Но то, что вы сидите здесь, нам очень даже на руку. И ваше, и наше присутствие помешали бы действию, которое там… живет, спугнули бы его. А нам очень нужно, чтобы там всё случилось как положено. (Встает. Музыка, доносящаяся из-за ограждения, плавно нарастает; становится светлее.) Прошу вас, пожертвуйте своим заждавшимся душевным голодом, согласитесь не увидеть то, ради чего вы нас всё это время терпели, ради чего шли сюда, что обещали вам эта музыка и эти декорации. Мы беспредельно пользовались вашими душами, прикасались к ним, злоупотребляли вашими пульсами, выясняя собственные отношения. Но надеемся, что это вышло зрелищно, обдало контрастными впечатлениями. Так будьте же признательны нам за это. И – сострадательны. Вот снова идет музыка. Увесисто идет, массивно. Что еще принесет она ему, мы не знаем. Но пусть останется эта тяжкая тайна. Пусть отвердеет в истории эта сокровенная неузнанность. Есть красота мгновенного счастья, которую нельзя уловить и передать. Бывают состояния, когда время действительно перестает существовать, обернувшись в пропасть. Мы подвели вас к этому.


АКТ 4...

Copyright©i-lluminator, 2018
Поиск по сайту
Погода
Яндекс.Погода
ВСЕ ОТЕЛИ МИРА
ДЕШЕВЫЕ АВИАБИЛЕТЫ
PR0CY.com - сервис проверки доменов Rambler's Top100