Привет! Сегодня Понедельник, 17.12.2018, 06:54
Главная Регистрация Вход
Приветствую Вас, Гость · RSS
Меню сайта
Календарь

Праздники Казахстана

1 Января - Новый год

ЦИТАТЫ ВЕЛИКИХ
Цитаты великих
Последнее фото
Вход
 Акт 2 продолжение

О р ф е й. Кем велено?

Ц е р б е р. (Смотрит на цветок, склонившийся порожним бутоном. Ежится, затем встряхивается, как бы сбрасывая брызги в стороны. Говорит с недовольством, наигранно ворчит.) Как же много здесь музыки!.. Наглость какая… Я насквозь пропитался… (Пауза.) Это вы ее сюда… притянули.

О р ф е й. Вы – лукавое существо, Цербер! Зачем же лжете? Какое удовольствие в этом?.. Вы же знаете, где она! Не отпирайтесь, Эй мне сказал.

Ц е р б е р. (Фыркнув.) Этот Эй сам запутался. И других сбил. (Смеется.) Вот уж кто трепло!.. Внушать истины – слова навылет… (Пауза.) И об Эвридике – не так надо было, и не столько…

О р ф е й. (Соглашаясь, вспомнив, резко напрягшись лицом.) Об Эвридике… (Прислушивается к сказанному.) Да… (Пауза.) Как больно он её рассказывал…

Ц е р б е р. Разглашал.

О р ф е й. Как давяще и сокрушительно для меня каждое его слово… Оно меня избивало!.. (Пауза.) Он утверждал, он надвигался в меня, а я – соглашался… слепо… самоубийственно…

Ц е р б е р. (Задумчиво, себе.) Воздушно-капельная несходность.

О р ф е й. (Не расслышав реплику Цербера.) Странно это: я не могу отказаться от себя… мне нельзя не хотеть этого.

Ц е р б е р. (После паузы. Провокаторски.) А зачем она вам?

О р ф е й. (Спохватившись.) Она?.. Эх, Цербер… (Спотыкается. Пауза.) Мир… время… жизнь… суть, свет – она всё для меня! Я через неё – движение, значимость, сила над миром… (Снова сбивается.) Я не знаю, как вам сказать, я не готов так думать… мне трудно со словами… я… не на каждое из них имею право. Вы спрашиваете исходно от себя, от сомнения, а я не могу, не умею сомневаться.

Ц е р б е р. Не злоупотребляйте женскими словами. Они наливаются смысловым грузом. Не давайте им ключевых значений. Мужские окончания – короче, легче. Они не так чреваты, не выдают.

О р ф е й. (После паузы. Повернувшись к Церберу, немного приблизившись к нему лицом.) Слушайте, а не вы ли говорили мне, что Эй только что разговаривал с ней? Где это было?

Ц е р б е р. (Нагло, вызывающе, тоже слегка приблизившись.) Я солгал!

 

Оба долго смотрят друг на друга: Орфей – с ненавистью, Цербер – спокойно, удовлетворенно, с полуулыбкой. Выдержав паузу, Цербер резко, направленно выдыхает в сторону Орфея – «пыхает», обдувая выдохом его лицо: демонстрация издевки.

 

О р ф е й. (Отпрянув лицом. Нервно, но без крика, беспомощно.) Я убью вас! Пёс, исчадие! Я найду на вас страх! Я вас заставлю!

Ц е р б е р. Бессмысленные звуки. Ругаться – не экономно. Вы раздваиваетесь, трудитесь вхолостую. Силы, которые в вас сидят, распыляются. Так вас не хватит. (Пауза.) Освободитесь от музыки, она вам мешает, использует вас. Она чует вашу душу и держит вас за неё, как за шкирку. Будьте холоднее и равномернее, живите мельче и медленнее. Тишина в душе – толика бесконечности. Тишина – пролог к равнодушию и независимости, равнодушие – залог мудрости.

 

Еще раз звучит музыка: соло на духовом инструменте, с приглушенной басовой – органной – поддержкой. На звуки постепенно, по частям «оживает» пейзаж: от холмов исходит вверх рассеянное флюоресцентное свечение; мягко колышется стена-«горизонт» – «волнится», ходит фалдами, как тюль. Вся округа таким образом углубляется дополнительными смыслами. Голоса Орфея и Цербера становятся объемнее, приобретают слабое продолжительное эхо.



 

О р ф е й. (После паузы.) А вы любите музыку?

Ц е р б е р. (Удивленно.) Я?..

О р ф е й. Ну да, вы. Столько о ней говорите. Музыка трогает вас?

Ц е р б е р. Музыка трогает душу. У меня её нет… (Вслушиваясь, задумчиво.) Музыка конфузит, рыщет во мне плотно – без устали, без спроса… (Снова вслушивается.)(Морщится.) У меня от неё зубы ноют. (Музыка становится сильнее.) Она безалаберна, осложняет отношения невпопад…

О р ф е й. (Увереннее.) Вы боитесь её? Сознайтесь, Цербер.

Ц е р б е р. Музыка – вещество… музыка – монстр… (После продолжительной паузы. Под музыку. Очень серьезно, откровенно, выстраданно.) Когда-то у меня был гобой. Давно. Я берег его, как зеницу, всегда носил с собой, почитал как маленькое священное существо… Он хранил в себе тайну духа – прекрасную музыку, не такую утонченную и совершенную, но зато самую человечную, самую живую… Только в такой музыке так свободно могла ютиться и звучать жизнь... Я не умел играть, но однажды, когда дул сильный влажный ветер, гобой заиграл сам… Как слаба, наивна и величественна была эта музыка: роковое добро, зловещее родство, лихорадка магического счастья!.. Я был её частью, несмотря на участие стихии; я владел звуками… (Пауза.) Ветер стих, влага рассеялась, гобой отзвучал, но музыка еще струилась – она замерла в себе и отказалась гибнуть. (Пауза. Подавленно.) А потом появился Зденко… цветочный мастер, мрачный садовник… Он питается настроениями… как фикус – водой… Он сделал из гобоя вазу… и прибрал её к рукам… Впрочем, я сам отдал ему инструмент… (Видно, что Орфей удивлен и хочет что-то сказать, но Цербер спешит.) Подождите. Дайте мне договорить… Вот послушайте. (Прочувствованно, напряженно.) Музыка: полыхнувшая сокровенными мирами… отдавшаяся эхом священных древностей… царствием своим неотвратимо назревшая... Она развертывается передо мной – я проваливаюсь в нее, вероломно подвергнутый агрессии заждавшихся звуков. Я получаю разом всю мудрость, минуя опыт. Я вновь постигаю знание, что жил когда-то, что когда-то уже умирал и что меня еще не было за мгновение до этого её прихода – а теперь я рождаюсь и уношу с собой невесомое бремя прошлых жизней. Я изучаю подаренные мне связи с тем, чего, мне казалось, раньше никогда не существовало. Я трогаю взявшиеся ниоткуда безвозмездно-нетленные смыслы и не знаю, что с ними делать, как применить. Я оказываюсь владельцем непонятных переходов и направлений и не могу выстоять против них. Я опрокидываюсь в освоенную гармонию непонимания… (Прежним тоном. После паузы.) Это не мои слова... Кажется, Эй так говорил. Но и он не автор... А я их понимаю, клонюсь перед силой, их породившей. И уверен, что передаю их правильно. (Музыка останавливается.)

О р ф е й. (Его удивление сменилось усталостью.) Значит, вы чуткий… человек. Верю – поймете меня. Я без неё не выживу! Меня нет без неё!

Ц е р б е р. Изгоните из себя музыку!

О р ф е й. Отдайте Эвридику!

Ц е р б е р. Убейте в себе слух!

О р ф е й. Исчадие!

Ц е р б е р. Музыку!

О р ф е й. Плюю на вас!

 

Орфей решительно уходит. На ходу замечает суетящегося на дальнем фоне Зденко, поворачивает к нему. Цербер провожает Орфея взглядом, с сожалением качает головой, ждет, не спеша уходит. Музыка, сопровождающая последующий диалог Орфея и Зденко, более напряженна, чаще темпом, создает состояние  спешки.



 

О р ф е й. (Припав к земле возле одной из луж, трогает и рвет траву, раскопав её из-под листьев; рассматривает.) Зденко, Зденко! посмотри вокруг, скажи мне, чем накрыта земля. Неужели мне только кажется, что это трава? Что это? Что все это на самом деле?

З д е н к о. Плод творчества музыки. (Глядит высоко, в небо.)

О р ф е й. Музыки… Музыки?.. И Цербер тоже о музыке… (Пауза.) И смотрит он – так остро… как хирург… как стоматолог… только не в рот, а в глаза… (Пауза.) Как же так, Зденко? Что с нами происходит? В нас все время что-то меняется, что-то убывает из нас…

З д е н к о. Музыка из никого. Изошедшая без права. Ищущая быть слышимой. (Прислушивается.) Нести отголоски, растущие в даль… (Снова прислушивается.)

О р ф е й. (Тоже прислушиваясь. После паузы.) Да, да, Зденко! Я слышу: гроза! Я слышу эти раскаты: она не уходит. Она стоит на месте. Она всё время стоит на месте!

З д е н к о. Здесь всё стоит на месте.

О р ф е й. (Снова прислушиваясь.) Нет, Зденко! (Пауза.) Это… (Пауза.) Это часы… часы… Они бьют протяжно… Так тревожно и странно… Ты слышишь? они стоят!.. Стрелки не движутся, маятник замер, а часы бьют… Вот так бьют… (Пауза.) Вот удар… и вот ещё… и ещё – кануло что-то… и снова… Какой знакомый ритм!.. Прошлое звенит… прошлое охаживает… размеренный отъем… торжественный марш пустоты – время, заведенное грабить! Я не могу это слушать!

З д е н к о. Слушайте себя. Слушайте воспоминания.

О р ф е й. Мне страшно. Вспоминать страшно. Смотреть доверчиво памятью, тыкаться голо, вслепую, жить на ощупь возвратно – боюсь. Боюсь ударов оттуда, боюсь этой режущей боли в упор… (Пауза.) Забывать. Я хочу научиться забывать, Зденко. Я хочу освободиться от этой истощающей чуткости… Я хочу, чтобы вернулась гроза… (Пауза.) Да что же это! Я не могу понять себя, я не могу собраться! Я не могу приспособиться… к миру!

З д е н к о. Невмочь приспособиться к миру без единства. (Пауза.) Невмочь угадать, что отнимет, чего лишит подошедшая минута. Можно готовиться лишь в одном – чтобы этой минуте непременно что-то отдать.

О р ф е й. Но сколько ещё отдавать!? Чем ещё тратиться? чем исходить? (Пауза.) Что же это, а? Откуда это всё? Из чего дует вся эта глубина, обрисовывая кого-то, от памяти о котором всё рвется внутри?

З д е н к о. Из материи, лишенной физики.

О р ф е й. Почему, почему этот ветер дует в меня и выдувает всего меня изнутри без остатка? Ты что-то скрываешь от меня. Почему всё так происходит? Почему всё происходит именно так? Как ты среди этого можешь оставаться таким? Какое ты имеешь право всё так открыто игнорировать? Разве оно нигде ничем тебя не касается? Разве ничего в тебе не меняется от того, как всё происходит?

З д е н к о. Всё уже давно произошло.

О р ф е й. Давно! (Разочарованно.) И ты… такой же, как он!.. (Швыряет траву. Нервно полуулыбаясь.) Быльё!.. Какая безысходность! тоска сумасбродная! чушь чахлая! смерть какая!.. (Смотрит в лужу, в отражение; затем сильно, резко бьет по воде ногой – летят брызги, грязь. В это время начинает медленно опускаться занавес.) Умерли вы все! Гниль (снова бьет по воде) ваши слова! выдохи, заразные пустотой! Души столбнячные! Заговорены все этим царством! ошарашены! Оцепенелые! (Пауза.) А я не буду течь вместе с вами! Не буду здравствовать смиренно! Я жить буду! Вот увидишь – я буду жить! (Орфей замечает занавес, когда тот скрывает уже почти половину всего; глядит на него с ненавистью.) Чушь!.. Я сломаю тебя! Я тебя перебью! Давай – демонстрируй! наслаждайся, ликуй! глумись! Я веду счет всем твоим выходкам!.. Посмотрим еще! посмотрим!

З д е н к о. (Робко, неубедительно.) Лицо истины – эмоция мира. Мимику пишет музыка. (Пытается счистить разбросанную Орфеем грязь.) Не надо действовать. Всё ухудшится. То, что слышится, уже утрачено. Слушайте себя. И прощайтесь со всем, что покидает вас в этом слышимом. (Занавес закрывает сцену)


АКТ 3...

Copyright©i-lluminator, 2018
Поиск по сайту
Погода
Яндекс.Погода
ВСЕ ОТЕЛИ МИРА
ДЕШЕВЫЕ АВИАБИЛЕТЫ
PR0CY.com - сервис проверки доменов Rambler's Top100